• SHIVALOKA

РАДЖА РАММОХАН РОЙ: ЯРКАЯ ЖИЗНЬ

M. Х. Сйед,

Редакторы: М. А. Кхан, Н. П. Шарма

Перевод с английского: К. Кошерски

Оригинал (англ.)


Исторические события

За сто лет до рождения на полуострове Катхиявар Карамчанды Ганди в Радханагаре (Бенгалия, Западная Индия) на свет появился другой Мохан. Они оба выросли очень религиозными людьми, посвятившими свои жизни истине, справедливости, свободе и бескорыстному служению своим ближним. Раммохан занимался возрождением индийской культуры и религии, а Мохандас Ганди привёл свой народ к обещанному суверенитету без насилия и кровопролития.


Индия, находившаяся под властью моголов в Средние века, ослабевала на глазах, и казалось, будто рождение Раммохана ознаменовало появление Новой Индии. Жизнь и деятельность Роя были посвящены восстановлению интеллектуальной и социальной жизни общества, а вследствие этого и формированию основы для «Нью-эйдж».


Во второй половине XVIII века пламя славы Великих Моголов погасло. Угли империи еще не успели остыть, а британцы уже начали захватывать эти территории - народ Индии жил в нищете и страданиях. Они изнывали под тяжестью своего бремени, и из-за подданства иностранным правителям они теряли любовь к жизни и жажду к творческому образу существования. Люди одной части страны не знали, что происходило в другой. Разделённые и несведущие, они были слабы, а потому страна стала лёгкой добычей для авантюристов, как индийских, так и иностранных.


Три основных порта - Калькутта, Бомбей и Мадрас - превратились в это время в центры власти и богатства. Иностранные торговцы - голландцы, французы и англичане - соревновались друг с другом не только в получении устойчивого положения на материке, но и в приобретении огромных территорий, помогая могольским правителям или поддерживая противостоящих им вождей. Тот, кто успешно побеждал в этой игре, получал добычу в виде земли и денег и выгодные условия торговли. Фортуна была на стороне храбрецов, но ветер перемен оказался благосклонен к британцам.


Ост-Индская компания, начавшаяся в XVII веке с факторий в Сурате и Бомбее в целях торговли с Индией и Востоком, стремительно получала всё больше власти. В XVIII веке во главе с Робертом Клайвом она, наконец, одержала победу над иностранными торговцами. Британцы стали хозяевами всей страны, за исключением нескольких туземных княжеств, которые одно за одним сдавали суверенитет Британии. Калькутта, главный город Бенгалии и ныне штаб-квартира Ост-Индской компании, стала важнее Дели. Там состоялся суд над могольскими царями, находившимися под контролем Компании. После этого они оставались правителями лишь номинально.


Между тем Британия становилась более богатой и могущественной, и европейские соседи с завистью смотрели, как сказочные богатства приплывают туда с Востока. Британский парламент создал Высший контрольный совет и назначил короля Англии генерал-губернатором Совета индийских территорий. (Калькутта оставалась столицей Индии, Бирмы и Цейлона до 1912 года, пока правительство Индии не переехало в Дели и не сделало его центром Индийской империи.)


В те дни народ Индии мало заботило, кто ими управлял - Рама или Равана, Набоб или Ост-индская компания. Сама Компания не вмешивалась в повседневную деятельность местных правителей Могольской империи, как и правителей маратхов, ситов и бирманцев. Но на самом деле власть постепенно переходила в руки британского правительства, и основные решения относительно Индии принимались вовсе не в Калькутте, а в Лондоне.


Индусы и мусульмане, брамины и отверженные не видели никаких причин для жалоб на иностранцев, поскольку те, казалось, стремились уважать их религиозные взгляды и обычаи и освободили их от тяжёлого налогообложения. Британцы в целом и Компания в частности были осторожны и не делали ничего, что выглядело бы как нападки на древние социальные обычаи. Эта нейтральная позиция была слабой и недостаточной, но всё же именно она была воспринята с наименьшим сопротивлением или оппозицией.


Компания также получила возможность настроить одну группу против другой, стать судьёй во внутренних спорах и тем самым занять лучшую позицию.


Основным источником богатства в те времена были сельское хозяйство и текстильная промышленность. Также там было огромное количество золота, привезённого в Индию в прежние времена, которое можно было обменять на импортные товары, привезённые из Европы.


Таким образом, те, кто владел землёй или имел право собирать налоги с земель, были богатыми, как и торговцы в импортной или экспортной торговле - действующие как Агенты Компании, разумеется. Парламент предоставил Компании монополию на торговлю в Индии.


Там не было ни почтовых отделений, ни железных дорог, ни судов или правительства, какими мы их себе представляем – а, следовательно, практически не было «среднего класса», лишь владельцы мелких лавочек, живущие, надеясь на расположение крупных торговцев.


Предполагалось, что князья и их дети знают, как управлять землями. Если они не знали, их подданные сталкивались с проблемами. Существовали лишь школы для религиозного обучения. Основным способом «продвинуться» было получение поддержки заминдара. Человек мог оставаться мелким канцелярским работником или стать младшим набобом - все по решению князя. Предкам Раммохана повезло.


Рождение, происхождение и отрочество

Раммохан Рой родился в уважаемой семье браминов, чьей первоначальной резиденцией была небольшая деревушка в Муршидабадском районе. Его прадедушка, Кришна Чандра Банерджи, был выдающимся человеком. Он, оказав несколько важных услуг местному правительству, был удостоен титула «Рой». Впоследствии этот титул стал передаваться по наследству, а семья с тех пор стала известна как «Рои», скромная фамилия «Банерджи» превратилась в более благородную «Рой». Вскоре после присвоения этого титульного отличия Кришна Чандра получил полномочия сбора доходов с округов Хугли и Бардхаман, и когда этот важный пост привёл его к необходимости строительства Кханакул-Кришнанагара в бывшем районе, где располагалась его резиденция, он построил себе дом в Радханагаре на побережье Кана Даркешвары и переехал туда со своей семьёй.


Его сын был таким же известным человеком, как и Кришна Чандра. Он служил под началом Сирадж уд-Даулы, и его официальная карьера совпала с той волнующей, «судьбоносной» эпохой, ставшей временем борьбы «горстки торговцев» с Набобом - борьбы, которая, в конечном счёте, привела к созданию Британской империи. У Браджа Бинода было семь сыновей, из которых именно Рамканта был любимчиком, несмотря на то, что он занимал лишь пятое место в генеалогическом древе. Эта биография посвящена сыну этого мужчины по имени Рамканта и его жены, Тарини Дэви, более известной как «Пхул Тхакурани». Раммохан родился в том самом доме в Радханагаре в 1774 году н.э., важном году для Британской Индии, поскольку именно тогда были созданы Высший Совет и Верховный Суд - главные органы исполнительной и судебной власти. Раммохан был счастлив со своими родителями. Его отец был мелким заминдаром, его почитали жители как окрестных деревень, так и находящихся под его контролем. Его мама Пхул Тхакурани - очень набожная женщина с необыкновенной твердостью характера.


Поскольку Рамканта был обеспеченным человеком, он не жалел ничего для превосходного образования своего сына. Но в те времена, когда образование было развито слабо, единственными местами для обучения были патшалы индуистских пандитов и Муктабы мусульманских мавлави. Юный Раммохан выучил основы бенгальского языка в деревенской патшале. Но в то время от знания бенгали не было особой пользы. Персидский всё ещё оставался языком двора, и люди, которые хотели, чтобы их сыновья достигли многого в жизни, обучали арабскому и персидскому - двум языкам, связанным друг с другом как родитель и ребёнок. Поэтому Раммохана отдали на обучение деревенского мавлави. Когда он достиг хорошего уровня в персидском, в девять лет его отправили в Патну - главный центр обучения арабскому в Бенгалии. Там Раммохан находился чуть больше трёх лет, и, одарённый от природы прекрасной памятью и не менее прекрасной способностью к восприятию, он выучил персидский и арабский за сравнительно короткий период времени. Знания, которые он там приобрёл, не были обычными, они были глубокими и обширными. Он читал работы выдающихся поэтов (шаиров) и философов (суфиев) Персии и Аравии. Из персидских поэтов он больше всего любил Хафиза и Саади, и зачастую повторял некоторые известные высказывания, особенно те, которые принадлежали дидактическому поэту Сиры. И, поскольку его разум был сформирован на основе философских шаблонов, мистическая философия суфиев нравилась ему больше всего, и эта привязанность стала ещё сильнее, когда позже он, изучая Веданту и йогу, обнаружил сходство суфизма с индуистскими учениями. Также он читал Аристотеля и Эвклида в переводе на арабский, чтобы разбираться в греческой культуре настолько, насколько это было возможно на Востоке.


Выучив арабский и персидский языки сообразно своим родным со стороны отца, которые были мирскими людьми, он, чтобы соответствовать и родственникам матери, которые работали священниками, хотел изучить санскрит и теологические труды на нём, которые содержали всю суть индуистской литературы, закона и религии. Так как Варанаси (Каши) с глубокой древности был главным центром изучения санскрита, в 14 лет Роя отправили именно в этот священный город для обучения языкам. Раммохан прилежно начал своё обучение. Он прикладывал все усилия для получения полезных знаний, а потому освоил традиционный язык индусов с той же лёгкостью, что и язык мусульман. Рой находился в Варанаси до 16 лет, и именно там он впитывал монотеистические догматы Веданты и Упанишад, сделавшие его ярым противником идолопоклонства. Таким образом, он вернулся домой совершенно другим человеком - тем, кому было суждено нарушить все традиции своей семьи.


Детство, юность и образование

Рой родился в Радханагаре, Бенгалии, в августе 1774 года в семье, принадлежавшей к касте рарайских браминов. История его семьи была примером религиозного разнообразия: его отец Рамканта Рой был вайшнавом, а его мать Тарини Дэви родилась в семье шиваитов. Этот союз был необычным для вайшнавов, которые в то время не вступали в брак с шиваитами. Поэтому один из родителей хотел, чтобы Раммохан стал учёным, шастрином, в то время как другой пророчил ему карьеру, посвящённую лаукике, а именно светскому государственному управлению. Он путешествовал по Гималаям и бывал на Тибете.


Брак и дети

К десяти годам Раммохан Рой был женат уже дважды. Его первая жена умерла в детстве. Вторая жена, умершая в 1824 году, подарила ему двух сыновей: Радхапрасада в 1800 году и Рамапрасада в 1812. Третья жена Роя пережила его.


Прощание с домом и путешествия

Вскоре после возвращения домой Раммохан захотел продвигать свои религиозные взгляды в массы. Изучение философии суфиев произвело на него неизгладимое впечатление, и когда оно углубилось и подкрепилось знаниями из индуистской философии, он стал настоящим противником того индуизма, который был распространён в то время. Он написал труд, порицающий идолопоклонство, поскольку оно противоречило религии, описанной в Ведах. Эта маленькая книга была написана на персидском языке с арабским предисловием и получила очень подходящее название «Тухфат уль-Мувахиддин». Эта работа ставила под сомнение правильность идолопоклоннической системы индуизма, а потому стала очень серьёзным оскорблением для Рамканты, отца молодого человека, который был фанатичным индуистом, глубоко уважавшим богов и богинь индуистского пантеона. Из-за этого между отцом и сыном произошёл разрыв отношений, и вскоре события приняли неудачный оборот. Раммохану стало опасно находиться в собственном доме. И хотя никто не выгонял его оттуда грубой силой, оставаться там было небезопасно. Поэтому он оставил отеческий дом и растерянно доверился миру, совершенно один и без друзей. Но он не был человеком, который унывал или терял мужество даже при таких неблагоприятных обстоятельствах. Он не слонялся по своей деревне, а сразу отправился путешествовать.


Раммохан Рой начал своё путешествие с целью получить больше знаний, изучив манеры, традиции и религии народов, чьи страны он посетит. Рой путешествовал около четырёх лет, в течение которых он посетил несколько мест, как на самом Индостане, так и за его пределами. Даже далекий Тибет был включён в программу, и он отправился туда, чтобы узнать о доктринах буддизма из первоисточника. В то время в Индии не было буддистов. Они, не выдержав жестоких притеснений Шанкарачарьи, массово покинули страну. Однако учения буддизма, как они преподавались в этом авторитетном месте, не привлекли Раммохана, и он, будучи человеком смелым и откровенным, не скрывал своих собственных религиозных убеждений.


Его поддержка монотеистических доктрин оскорбила последователей Ламы настолько сильно, что в своей фанатичной ярости они решили жестоко расправиться с ним. Они бы определённо осуществили свои намерения, если бы не помощь, которую неожиданно получил бедный индус. Несколько добрых женщин охотно помогли ему и своей своевременной помощью спасли его от неминуемой опасности. Это обстоятельство произвело неизгладимое впечатление на Роя, и с тех пор он стал искренним другом и убеждённым сторонником противоположного пола. Неудивительно, что он упорно выступал за эмансипацию женщин.


Возвращение отцовской благосклонности

Пока Раммохан Рой путешествовал вдали от дома, Рамканта, чьё отношение к сыну, затуманенное религиозным фанатизмом, оказалось недобрым, тяжело переживал разлуку, и его сердце, которое отнюдь не было чёрствым и жестоким, было взволновано. Считая своего сына запутавшимся, Рамканта отправил своих людей найти его и передать послание отца. Раммохан, оставивший дом навсегда, но всё ещё имевший то, что в юриспруденции называется animus revertendi (намерение вернуться), согласился вернуться обратно. Рамканта был очень рад его возвращению. Между отцом и сыном произошло примирение, и они снова стали близки. Прекрасно зная взгляды Раммохана, отец, желая привязать сына к месту раз и навсегда, решил женить его. Церемония прошла в обычной традиционной манере, и пара молодожёнов отправилась проживать свои дни в согласии и комфорте. Но семейное счастье не было главным для Раммохана, который постоянно возвращался к учёбе как к самому важному времяпрепровождению своей жизни. Как мы знаем, помимо своего родного языка в раннем детстве он выучил санскрит, арабский и персидский языки, но при этом до сих пор не был знаком с языком иностранных правителей, и познакомится он с ним лишь в 22 года, когда начнёт изучать английский. Однако за несколько лет он не добился особых результатов в этом языке, поскольку был поглощён изучением индуистских Шастр, которые серьёзно повлияли на его мышление. Примерно в это же время этот вечный студент начал изучать и некоторые другие иностранные языки - а именно иврит, греческий и латинский.


Раммохан не был достаточно удовлетворён изучением индуистских Шастр; на деле они были лишь способом достижения цели, который в споре с браминами поможет доказать их ошибки. Он продолжал полемики об идолопоклонстве и сати со священническими классами.


Один очень тяжёлый случай обратил внимание молодого человека на сати. У Раммохана был старший брат по имени Джага Мохан. Когда брат умер, его жена, искренне привязанная к мужу, сожгла себя на погребальном костре. Этот случай, столь ужасающий для человеческих чувств, произвёл на Роя очень глубокое впечатление и стал одной из основных причин, по которым в зрелые годы он прилагал все усилия, чтобы остановить применение этого ужасного, душераздирающего обычая.


После того, как Раммохан приступил к изучению английского, он начал общаться с европейцами, и вскоре понемногу начал знакомиться с их законами и формой правления. С ранней молодости он испытывал сильное чувство отвращения к британской власти в Индии, но, знакомясь всё ближе с британцами, он отказывался от своих предрассудков и стал поддерживать их, считая, что британская власть, хоть и будучи властью иностранцев, более быстро и уверенно приведёт к улучшению положения его земляков. Он познакомился с несколькими европейцами на государственных постах, доверием которых пользовался.


Неудивительно, что он стал искренним сторонником британского господства в Индии и оставался им до конца жизни. И хотя он и вызвал к себе расположение иностранных правителей, он продолжал отдаляться от своих соотечественников из-за своих откровенных нападок на социальные беды.


Прощание с домом

Рамканта, оценивая других по своим взглядам, надеялся, что Раммохан после всех своих испытаний снова вернётся к традиционным догмам. Но он крупно просчитался. Молодой реформатор снова начал выступать против идолопоклонства и ряда других обычаев и вступил в борьбу с новым рвением и энергией. После этого лидеры индуистской общины, осознав, что их религия в опасности, попытались подавить гордого мятежника, и отчасти им это удалось, когда он был вынужден уйти из дома. Это печальное событие произошло в последний год XVIII века.


Работа на правительство

Покинув родительский дом, Рой, разумеется, пытался найти работу. Тогда ему нужно было содержать не только себя, но и свою семью. В тот самый год, когда отец выгнал его из дома, у него родился сын. Это был первенец, которого назвали Радха Прасад в честь возлюбленной Кришны Радхи. К счастью для изгнанного молодого человека, он вскоре получил должность конторского служащего в Рангпурском Коллекторате. После этого Рой несколько лет работал в министерских ведомствах в Рамгаре и Бхагалпуре, пока служебные дела не привели его вновь в Рангпур. Поскольку Раммохан был человеком способным и трудолюбивым, его повышение по службе было практически гарантировано, и он, наконец, поднялся на вершину, став диваном - так в то время называли главу высшего органа.


Этот пост в то время был гораздо более значимым, чем сейчас. Он был главой районного ведомства и обладал очень большими полномочиями. Такой офицер, как правило, имел значительное влияние на своего штатского хозяина, и если последний оказывался человеком дружелюбным, то диван становился предметом обожания. Раммохан прослужил диваном около десяти лет, и даже после того, как он попрощался со службой, всё равно оставался для людей диванджи, пока император Дели не повысил его, присвоив ему титул раджа.


Живя в Рангпуре, Рой, постоянно занятой, что было неудивительно, вовсе не забывал о своём любимом занятии - изучении индуистских Шастр. В свободное время он не только беседовал с мудрецами, но и дискутировал с браминами о некоторых религиозных и социальных темах, в частности об идолопоклонстве и сжигании вдов.


Ранняя политическая и религиозная карьера

Вклад Раммохана Роя в современную историю Индии был связан с возрождением этических принципов ведантической философской школы, описанной в Упанишадах. Он проповедовал единство Бога, переводил ведийские писания на английский, стал соучредителем Калькуттской Унитарианской Общины, основал «Брахмо-самадж» и выступал против сати. Он стремился объединить западную культуру и особенности традиций своей страны. Он создал школы для модернизации системы образования Индии.


Во время этих пересекающихся периодов Раммохан выступал в качестве политического агитатора и агента, работавшего на Ост-индскую компанию, и параллельно пытался найти своё призвание как пандит.


В 1792 году британский баптист и сапожник Уильям Кэри опубликовал свой миссионерский трактат «Рассмотрение обязанностей христиан при использовании средств для обращения язычников». В следующем году Уильям Кэри приплыл в Индию, чтобы поселиться там. Его целью был перевод, публикация и распространение Библии на индийском языке, а также проповедь христианства среди индийских народов. Он понял, что «мобильные» (т.е. служилое сословие) брамины и пандиты могли помочь ему в этом начинании, поэтому он начал собирать их. Он изучал буддийские и джайнистские работы как способ улучшения своих аргументов при распространении христианства на уровне культуры. В 1795 году Кэри связался с санскритским учёным, тантристом Харихаранандой Видьявагишем, позже представившим его Раммохану Рою, который в этот момент как раз хотел выучить английский.


Между 1796 и 1797 годом втроём Кэри, Видьявагиш и Рой создали ложную религиозную работу, известную как «Маханирвана-тантра» (или «Книга Великого Освобождения») и попытались выдать её за древний религиозный текст о «Едином истинном Боге», который на деле был Святым духом христианства, замаскированным под Брахмана. Судебные разделы документа использовались в судах английских поселений Бенгалии как индуистский закон для вынесения решений по имущественным спорам заминдари. Однако британские магистраты и коллекторы начали подозревать, что это подделка, использование документа, как и опора на пандитов как источники индуистского закона, быстро прекратилось. Видьявагиш ненадолго поссорился с Кэри и отделился от группы, но всё равно поддерживал отношения с Роем. Важность «Маханирвана-тантры» для брахманизма была связана с богатством, которое накопилось у Раммохана Роя и Дварканата Тагора при использовании её в судах, а не с религиозной мудростью внутри этой работы.

В 1799 году в датском поселении Серампор к Кэри присоединились миссионер Джошуа Маршман и печатник Уильям Уорд.


С 1803 по 1815 года Раммохан служил в «Письменном отделе» Ост-индской компании, начиная с поста личного помощника «мунши» Томаса Вудфорда, секретаря Апелляционного суда Муршидабада, чей дальний племянник, также Магистрат, позже нажился на поддельной «Маханирвана-тантре» под псевдонимом Артур Авалон. В 1814 году раджа Раммохан Рой основал Атмия-сабху. Атмия-сабха пыталась запустить социальные и религиозные реформы общества. Раджа Раммохан Рой выступал за права женщин, в том числе за право вдов на повторный брак и право женщин на владение имуществом. Он активно выступал против системы сати и обычая полигамии.


Рой уволился со службы у Вудфорда из-за обвинений в коррупции. Позже он получил работу у Джона Дигби - коллектора компании. Раммохан провел много лет с Дигби в Рангпуре и других местах, где возобновил своё общение с Харихаранандой. Уильям Кэри к тому времени поселился в Серампоре, и трио возобновило связь друг с другом. Кэри также был связан с Английской Компанией, штаб-квартира которой находилась в Форт-Уильяме, и его религиозные и политические амбиции всё больше переплетались.


Ост-Индская компания забирала из Индии деньги в размере трёх миллионов фунтов в год в 1838 году. Раммохан Рой подсчитал, сколько денег вывозилось и куда они направлялись. Он предсказал, что около половины общего дохода, собранного в Индии, было отправлено в Англию, другая часть денег осталась в Индии для оплаты налогов.


На рубеже XIX века мусульмане, хотя их и стало меньше после сражений под Паласи и Буксаром, всё ещё представляли политическую угрозу Компании. Раммохан был выбран Кэри в качестве агитатора для них.


Под тайным попечительством Кэри в следующие два десятилетия Раммохан начал свою атаку на бастионы индуизма в Бенгалии, а именно на свой собственный клан кулин-браминов (стоявший во главе множества храмов Бенгалии) и их злоупотребления религией. Социальные и теологические вопросы, которые Кэри выбрал для Раммохана, были рассчитаны на ослабление хватки доминирующего класса кулинов, особенно их младших, лишённых наследства сыновей, вынужденных служить и представлявших мобильную аристократию или «бхадралока» Бенгалии, а также на ослабление системы могольских заминдари и объединение их с новыми правителями Компании. К злоупотреблениям кулинов оотносились детские браки и брачные выкупы. На самом деле Кэри пытался обратить раджу в христианство и даже назначил священника, чтобы попытаться сделать это, но священник позже сам принял индуизм.


Переезд в Калькутту

Когда Раммохан обнаружил, что накопил более чем достаточно денег для осуществления серьёзного замысла, который обдумывал, он подал в отставку и отправился в Калькутту с целью, как он сказал, «занятия религиозной культурой и поиска истины». Это поворотное событие в его жизни произошло в 1814 году, когда ему исполнилось сорок лет. Напряжённо работая, он заработал достаточно денег, и, как говорится, деньги привлекают ещё большие деньги. Вскоре после того, как он поселился в Калькутте, он получил значительную часть имущества, оставленного его отцом. Это пополнение стало последствием примирения с матерью, Тарини Дэви, которая всё это время управляла семейным имуществом, согласно распоряжениям своего мужа Рамканты.


Через несколько дней после приезда в Калькутту Раммохан Рой купил сад с домом, построенным в европейском стиле на Верхней кольцевой дороге, на восточной окраине города. Во время службы в Рангпуре он купил заминдари, приносящий доход в размере десяти тысяч рупий в год.


Таким образом, он осознал своё давнее желание уйти со службы и посвятить остатки своей жизни философии и религии. Его расположение к отставке практически переросло в страсть, и он говорил, что человек после овладения навыками должен проводить свою жизнь в наслаждении философской лёгкостью. «Когда я буду старым», - сказал он однажды - «я хотел бы уйти в заброшенную пещеру и посвятить себя изучению Веданты и Маснави». Но, при всей своей любви к жизни после службы, он никогда не пренебрегал служебным долгом, который тогдашнее жалкое состояние страны настоятельно навязывало ему, и, поскольку он искренне любил человечество, он с готовностью откликнулся на призыв.


Раммохан Рой был, так сказать, прирождённым реформатором, и до того, как покинуть государственную службу, он составил резолюцию о реформации социальной и религиозной жизни страны. Теперь, когда он получил движущую силу войны, он дал полную волю своему разуму и начал облекать свои мысли и чувства в постоянную, осязаемую форму. Наиболее распространённая версия индуистской религии была смешана с примитивными суевериями и шокирующими обрядами, он пытался отделить основное от вкраплений.


Это, по его мнению, он мог сделать, лишь показывая народу истинную природу и характер индуистской религии, описанный в Ведах и Упанишадах. Но эти авторитетные источники были сокрыты санскритом, которым не владело большинство людей, и возникла необходимость перевода, как минимум, некоторых частей этих писаний на современный народный язык, а для более широкого распространения и на язык правителей, который стал языком интеллигенции Бенгалии.


В Англию

Осуществив самую важную цель своей жизни и основав «Брахмо-самадж» на твёрдой и постоянной основе, Раммохан находился в поисках возможности отправиться на «Дальний Запад», чего он очень сильно хотел. И ему представилась возможность исполнить своё желание. Император Дели - ныне ставший просто тенью суверена - оскорблённый некоторыми действиями мощной Ост-Индской компании, нанёсшими вред его интересам, хотел отправить посла к его Величеству Королю Англии, чтобы удовлетворить свои жалобы, и Раммохан Рой, с его способностями и опытом, был идеальным кандидатом для такого задания. Он был выбран его Величеством, который, чтобы добавить важности и величия своему представителю, присвоил Раммохану титул Раджи. Помимо выражения императорских жалоб, у Роя было ещё две важных цели: первая - это присутствие на скором обсуждении в Палате общин обновления Устава Ост-Индской компании, и вторая - предоставление писаний, подтверждающих необходимость запрета обряда сати, которые он взял с собой из Индии, и противодействие агитации, проводимой могущественными лидерами ортодоксальной индуистской общины.


15 ноября 1830 года Раммохан отправился в Англию в сопровождении своего приемного сына Раджи Рама Роя и двух индийских слуг - Рама Ратана Мукерджи и Рамхари Даса. Они плыли на «Альбионе», который направлялся в Ливерпуль. В то время путешествия в Европу были очень долгим и утомительным делом, поэтому неудивительно, что корабль прибыл к месту своего назначения лишь в апреле 1832 года, то есть почти спустя полтора года. Путешествие отнюдь не было спокойным. Пока корабль шёл по своему курсу через Индийский океан, он был настигнут страшным штормом и находился в таком критическом положении, что большинство членов команды и пассажиров потеряло всякую надежду на выживание. Но в конце концов буря утихла.


Ужасный «калапани» (Чёрная вода), пересечение которого запрещали все индуистские обычаи и суеверия, был безопасно пройден. Разумеется, это было необычным подвигом для индуса такого ранга и положения, как Раммохан, и мы не можем не восхищаться силой духа, необходимой для совершения такого поступка перед лицом серьёзного противодействия. К этому времени Рой уже зарекомендовал себя как учёный, философ и реформатор. Он написал работу о Веданте на бенгальском, перевёл на английский некоторые Упанишады, победил некоторых очень известных христианских миссионеров в религиозных дискуссиях и создал «Брахмо-самадж», или Теистическую церковь. Он оказал серьёзную поддержку генерал-губернатору лорду Уильяму Бентинку в отмене сати, или сожжения индуистских вдов на погребальных кострах мужей. Он также завоевал искреннее уважение принца индийских миссионеров, д-ра Александра Даффа, и, по сути, получил широкую известность. Когда такой замечательный человек, «великий Апостол востока», чьё имя и слава в Европе шли впереди него самого, достиг берегов Англии 8 апреля, неудивительно, что он должен был получить сердечный приём от великих людей этой свободной земли. Раджа приплыл в Ливерпуль и поселился там в одном из отелей. Его прибытие в Лондон вызвало значительный интерес. Не успел он приехать в этот известный город, как каждый выдающийся человек сразу поспешил заехать к нему. Один из первых визитов ему нанесли трое сыновей Роско - прославленного историка Медичи. Они приехали не только от своего имени, но и чтобы передать «пламенный привет» от своего выдающегося отца, который из-за парализованности был ограничен своей квартирой. Раммохан Рой, не теряя времени, решил проведать старика, которому доктор запретил принимать посетителей, но всё же сделал исключение для великого индийца, с которым тот до этого переписывался. Общение оказало глубокое воздействие, поскольку это была их первая и последняя встреча по эту сторону Вечности. Рой узнал о смерти Роско во время своего пребывания в Лондоне.


Первым общественным местом, которое он посетил в Ливерпуле, была Унитарианская часовня г-на Гранди. По этому случаю проходила служба о представлении обязанности неограниченной благотворительности в наших суждениях о верованиях других людей и о принципах их веры. Он слушал проповедь максимально внимательно, а затем выразил свою удовлетворённость ею. По завершении службы прихожане вместо того, чтобы разойтись, толпились на каждом углу, чтобы поближе посмотреть на индийца. И только после того, как они услышали, что он обращается к ним на их родном языке, и пожали ему руки, они позволили ему вернуться.


После нескольких дней в Ливерпуле Раммохан Рой отправился в Лондон. По пути он остановился в Манчестере, чтобы увидеть большие заводы.


В ту же ночь, когда он прибыл в Лондон, г-н Бентам, знаменитый философ и реформатор права, оставив свою одинокую обитель, в которой укрылся для посвящения, цитирую его слова, «каждого момента своей жизни службе человечеству», проделал долгий путь, чтобы увидеть Роя. Таким образом, между этими двумя великими умами возникла тёплая дружба, которая продолжалась до тех пор, пока не была прервана смертью.


Англичанин гордился своим индийским другом и с удовольствием обращался к нему как к искренне уважаемому и дражайшему слуге на службе человечеству. Но почтенный основатель Утилитарной Школы был не единственным великим человеком, который оказал уважение Радже своим визитом. На самом деле многие выдающиеся лондонцы почитали его и стремились к дружбе с ним.


Хотя многие гордые лорды хотели лишь сделать из него героя, но было множество и тех, кто искренне уважал его и искал общения с ним с целью получения информации об Индии. Среди таких людей были г-н (позже лорд) Брогам, сэр Генри Стретчи и сэр Чарльз Форбс. С Брогамом, известным тогда как выдающийся сторонник народного образования и отмены рабства, Раммохан Рой общался очень тесно.


Раджа был удостоен чести не только посещением интеллигенции, но и членов королевской семьи. Он был должным образом представлен королю, который оказал Рою сердечный приём. И на торжественной церемонии коронации Рой был посажен рядом с послами коронованных глав Европы. На открытии Лондонского моста его Величество пригласил Раммохана на торжественный ужин, организованный в честь этого события. Собрание директоров Компании хоть и отказалось признавать его миссию и титул, всё же относилось к нему с уважением. Они развлекали его на банкете 6 июля в честь достопочтенной Ост-индской компании в лондонской таверне.


Раджа, активный и энергичный, каким он и всегда был, был довольно занят во время своего пребывания в Англии. Он выступил перед Специальным комитетом Палаты общин по Налоговой и Судебной системам Индии, представил петиции в указанную Палату по вопросу отмены обряда сати и имел удовольствие присутствовать там, когда апелляция против отмены была отклонена 11 июля 1832 года. Таким образом, ему удалось достичь двух незначительных целей своей миссии, хотя он так и не достиг главной, ради которой приехал, а именно возвращение некоторых провинций в окрестностях Дели Императору, но эта неудача, как можно заметить, была обусловлена слабостью и решительностью потерпевшей стороны.


Находясь в Англии, раджа Раммохан Рой находился под опекой некоторых английских семей, не только как уважаемый гость, но и как друг. Из этих семей наиболее примечательной была семья его самого близкого друга, Дэвида Хэра, который сделал для умственного и морального улучшения коренных жителей Индии больше, чем любой другой иностранец. Там он познакомился среди прочих и с д-ром Лантом Карпентером, после чего написал отличные мемуары о нём.


Этот д-р Карпентер был отцом мисс Мэри Карпентер, чьё имя практически стало поговоркой в этой далекой стране. Она была тогда в расцвете лет и была в состоянии оценить действительно настоящие заслуги, когда их находила, поэтому она начала испытывать глубокое уважение к Раммохану, настолько сильное, что даже захотела посетить эту страну чудес, в которой родилась такая великая личность. Но она не смогла осуществить эту мечту до 1866 года, и хотя её пребывание в Бенгалии было недолгим, она проделала отличную работу среди людей.


Второй «Брахмо» период

Комментируя опубликованные работы Роя, Шиванатх Шастри написал, что тот был частью второго обращения к христианской общественности. Браминский журнал (ч.I, II и III) с переводом на бенгали и новая бенгальская газета под названием Самвад Каумуди появились в 1821 году. В 1822 году в персидской газете под названием Мират-уль-Акбар был опубликован трактат «Краткие заметки о древних женских правах», книга на бенгальском языке «Ответы на четыре вопроса» была выпущена в этом же году. Третье и последнее обращение к христианской общественности состоялось в 1823 году. Рой написал письмо преподобному Г. Уэру о «Перспективах христианства в Индии» и «Обращении к сражённым голодом коренным жителям южной Индии» в 1824 году. Бенгальский трактат о качествах боголюбивого домочадца, трактат на бенгальском о противоречиях с Каястхой и Грамматика бенгальского языка на английском были написаны в 1826 году. Санскритский трактат о «Божественном поклонении Гаятри» и его перевод на английский, издание санскритского трактата против каст, и ранее указанный трактат под названием «Ответ индуса на вопрос» были выпущены в 1827 году. Форма божественного поклонения и собрание гимнов были составлены Роем и его друзьями в 1828 году. В 1829 «Религиозные инструкции, основанные на Священных писаниях» были опубликованы на английском и санскрите, бенгальский трактат под названием «Анустан» был издан в этом же году. Ходатайство против сати также было составлено в 1829 году. В 1830 Рой составлял бенгальский трактат, бенгальскую книгу о бенгальском языке, трастовую декларацию «Брахмо-самаджа», обращение к лорду Уильяму Бентинку с поздравлением с отменой сати, документ на английском с аргументами, касающимися сжигания вдов и трактат на английском о распоряжении родовой собственностью индусами.


Последние дни

После короткого пребывания во Франции, куда он приплыл для получения королевских благосклонностей, здоровье раджи начало ухудшаться. Он был приглашён в Бристоль, где должен был остановиться в доме мисс Касл - подопечной д-ра Карпентера - который находился в окрестностях города. В начале сентября с подорванным здоровьем он отправился в Бристоль в сопровождении мисс Хэр, дочери уважаемого друга Дэвида Хэра, который проживал вместе с её дядей в Бедфорд-сквер, чтобы провести несколько недель в Стэплтон-гроув, намереваясь оттуда отправиться в Девоншир, чтобы перезимовать. Через девять дней после прибытия у него началась лихорадка. Д-ра Причард и Гаррик ухаживали за ним. Но лекарства лишь временно облегчили его состояние. Лихорадка вернулась с новыми силами и превратилась в то, что местные врачи называли Бихар. За бредом последовал ступор, от которого он так и не оправился.


Кончина

В 1830 году Раммохан Рой отправился в Соединенное Королевство в качестве посла могольского Императора Акбара II, который присвоил ему звание раджи, чтобы убедить британское правительство в благополучии Индии и гарантировать, что постановление лорда Бентинка о запрете сати не будет отменено. Рой также посетил Францию.


Он умер 27 сентября 1833 года в Стэплтоне, который в то время был деревней к северо-востоку от Бристоля, а в настоящее время является пригородом. Причиной его смерти стал менингит, он был похоронен на кладбище Арнос Вейл на юге Бристоля.


29 мая 1843 года останки были перенесены на кладбище Арно Вейла неподалеку от Бристоля, в начале следующего года его другом, Двараканатхом Тагором, над могилой был установлен памятник со следующей надписью: «Под этим камнем покоятся останки раджи Раммохана Роя. С добросовестной и непоколебимой верой в единство Бога он посвятил свою жизнь со всей преданностью поклонению Божественному духу. Великим природным талантом он проявил совершенное мастерство во многих языках и сразу же отличился как один из величайших учёных своего времени. Его неутомимые старания по содействию социальному, моральному и физическому состоянию народа Индии, его искренние усилия по подавлению идолопоклонства и обряда сати, его постоянная ревностная защита всего, что способствует славе Божьей и благополучию человека, будут жить в благодарных воспоминаниях земляков». Эта надпись хранит в себе скорбь и гордость, с которой его память бережно хранится потомками.


Благородная дань памяти великого усопшего ни в коем случае не преувеличена, она отражает реальное положение вещей и изображает раджу в истинном свете.


Наследие

Раммохан Рой был выдающимся писателем. Он действительно владел пером и всегда использовал это умение для благородных целей. Его могучие навыки письма распространялись не на один язык, а сразу на несколько. Санскрит, бенгальский, персидский, арабский и, последний по списку, но не по значению, английский, все эти языки он активно использовал. Но именно на родном языке он писал больше всего. Он написал несколько работ на этом языке, придал ему форму и завершённость, после чего он стал чем-то прекрасным. Он писал на многих языках и обо всех темах, представляющих интерес. Песни и поэмы, политические и религиозные дискурсы, проблемы образования и социологии, правовые и богословские дискуссии, всё это отражало многообразную энергию великого пионера современной цивилизации Индии.


Высокие мысли и простой образ жизни

Раммохан был идеальным образом государственного деятеля. «Благодаря личному опыту я убеждён, что чем больше мы взаимодействуем с европейскими джентльменами, тем больше будет улучшение состояния наших литературных, социальных и политических дел», - говорил он. Рой написал множество брошюр об общественных вопросах, и в каждой из них выступал за «свободу, национальное благополучие и международное «единство». Он надеялся, что со временем Индия поведёт за собой остальные страны Азии.


Английский писатель заметил: «Идея об образованной Индии, приближённой к европейским стандартам культуры, кажется, всегда была в голове Раммохана, и он, пусть и расплывчато, заблаговременно начал требовать для своих соотечественников политические права, которые неизбежно связаны с прогрессом цивилизации. И снова Рой выступил в качестве трибуна и пророка Новой Индии».


«Сейчас, в расцвете лет, Раммохан организовал индуистское теистическое движение. Он литературно выразил необходимость реформации индуизма, выбрав или отметив отрывки Писаний, указывающие на одного истинного Бога. Он считал, что «Брахмо-самадж» и его новаторская деятельность в этом случае были большой услугой для нации. Он основал большое учебное заведение д-ра Даффа. Вопрос об английском образовании, которое он отстаивал, практически был решён в его пользу. И он стал свидетелем отмены сати».


Как же жил этот великий мыслитель, реформатор, писатель, сделавший так много для своих соотечественников за одну короткую жизнь? Г-н Г. Н. Тагор, отец которого был близким другом и последователем Роя, говорил, что Раммохан рано вставал и постоянно выходил на утреннюю прогулку. Каждое утро перед ванными процедурами он натирал своё тело маслом. Каждый день, пока двое крупных мужчин мазали его маслом и мыли его с шампунем, он читал отрывки из санскритской грамматики Мугдхабудха. После ванны он завтракал в индийской манере, сидя на земле. Обычно он завтракал рыбой, рисом и, возможно, молоком. Он никогда ничего не ел между завтраком и ужином. В основном он работал до двух часов, а потом после обеда отправлялся на встречи со своими европейскими друзьями. Ужинал он между семью и восемью часами в английской манере, но блюда были мусульманские, такие, как пилау, кофта, корма и т.д.


Другое, несколько иное описание типичного дня Раммохана основано на рассказах его старого и верного слуги: «Он вставал очень рано, около четырёх часов утра, выпивал кофе, а затем выходил на прогулку в сопровождении нескольких человек. Как правило, он возвращался домой до восхода солнца, и пока он занимался утренними делами, Гокалдас Напит (его секретарь) читал ему свежую газету. Затем он выпивал чай и делал зарядку. Потом, немного отдохнув, он занимался своей корреспонденцией, затем принимал ежедневную ванну и завтракал в 10 утра. После этого ему вновь читали газету, потом у него был часовой полуденный отдых на пустом столе, а проснувшись, он проводил время в беседах или визитах. Тиффин в 3 часа дня, десерт в 5 часов вечера. Вечерняя прогулка, ужин в 10 вечера. До полуночи он беседовал с друзьями. А потом уединялся в своей постели, вновь поедая свой любимый торт, который называл «халила». Записывая что-то, он всегда находился в одиночестве. Поистине он жил жизнью высоких мыслей и простого уклада.


Дань уважения жизни и деятельности

Некролог был похож на фанфары, возвещающие о его избавлении от мирской суеты. Из своей могилы в чужих краях он призывал соотечественников поднять взоры за горизонты родной земли... «избавиться от тьмы и предрассудков и принять истину, пройти путём истины к постоянно растущей свободе и полноте жизни». Его одарённость, скромность, чуткость и вежливость, по отношению к женщинам в частности, помнят многие.



Мисс Карпентер говорила о Раммохане как о «человеке необычайных заслуг. Великий интеллект и способности он совмещает со скромностью и простотой, которые завоёвывают все сердца». Другая дама, назвавшая своего ребёнка Раммохан и уговорившая Роя стать его крёстным отцом, сказала: «Не было ещё на свете такого скромного и смиренного человека. Раньше мне было неудобно за благоговейную манеру, в которой он общался со мной. Даже будучи королевой, я бы вряд ли смогла получить столько уважения». А это отрывок из «Придворного журнала» от 5 октября 1833 года: «Раджа, по внешнему виду, был создан в лучших формах природы; его фигура была мужественной и сильной; осанка - величавой, лоб - массивным, широким и внушительным; глаза - тёмные, беспокойные, яркие и живые, но при этом светлые и доброжелательные, и зачастую сверкающие слезой в моменты искренней сентиментальности сердца, нос римской формы и пропорций; губы пухлые и свидетельствующие о независимости, все черты очень выразительны, улыбка, полная мягкого и необычного очарования, неизбежно располагала к себе тех, кому была адресована. Его манеры характеризовались учтивостью, смешанной с достоинством, меняющимся в зависимости от окружения, в котором он находился. Для женщин его вежливость была связана с деликатной манерой общения и умением сделать достойный комплимент, благодаря которому у него появилось множество поклонниц среди высокородных красавиц Европы. В разговоре с людьми любого звания, нации и профессии он с лёгкостью переключался с одного языка на другой, обращаясь к каждому со вкусом и вызывая изумление и уважение у слушателей.


«Но именно в дискуссиях лучше всего проявлялась незаурядность его ума. Он, казалось, понимал правду инстинктивно, и использовал категоричные формулировки, реже сарказм, а иногда и блестящее остроумие, чтобы утереть нос своему оппоненту; при необходимости он опирался на свою необычайно хорошую память, начитанность на разных языках и богатый словарный запас; а порой грубой, нещадной и безжалостной рукой разрывал сети софистики, ошибочности и фанатизма, в которых его пытались запутать».


Один из его друзей говорил о природной и врождённой гениальности, «его сильном понимании и решительной воле, обусловленной особой энергией и непоколебимым самонаправлением к высоким и благородным целям».


Ни одна запись о его жизни и работе не может быть правдивее следующих слов английского биографа: «Раммохан Рой в истории занимает положение живого моста, через который вся Индия марширует от своего непомерного прошлого к непредсказуемому будущему. Он был аркой через пропасть, разверзнувшуюся между древней кастовой системой и современным человечеством, между суевериями и наукой, между деспотизмом и демократией, между неизменными обычаями и умеренным прогрессом, между запутанным многобожием и понятным, хоть и расплывчатым, теизмом. Он был заступником своих людей, объединяющим, зачастую через одиночные страдания, противоречивые тенденции незапамятных времён и неизбежное просветление. Он олицетворял новый дух, возникший из обязательной смеси рас, вероисповеданий и цивилизаций, он воплощал собой свободу исследования, жажду науки, социальные предпочтения, очищенную и просеянную этику, вместе с благоговейным, но при этом разборчивым отношением к прошлому и разумным, даже робким, нежеланием бунтовать. Но в жизни Раммохана Роя мы видим то, что надеемся разглядеть в прогрессе в Индии, что секрет всего движения заключается в религии.


«Если мы будем следовать правильному направлению его развития, мы обнаружим, что он ведёт нас от ориентализма прошлого, не к, а через западную культуру, к цивилизации, не являющейся ни западной, ни восточной, а чем-то гораздо большим и более благородным. Он сохраняет преемственность во всём в силу своей религии, которая вновь стала движущей силой прогрессивного движения. Силой, которая соединяла и сдерживала, а также расширяла и подталкивала, была именно религия. Таким образом, Раммохан представил самое поучительное и вдохновляющее исследование Новой Индии, типичным представителем и пионером которой он был. Нет сомнений в том, что, независимо от заготовленной для Индии судьбы, будущее будет в значительной степени сформировано жизнью и деятельностью Раммохана Роя, и речь сейчас не только о будущем Индии. Мы стоим на пороге беспрецедентного смешения Востока и Запада. Европейские и азиатские направления развития человечества, зачастую менявшие друг друга в прошлом, сейчас приближаются к слиянию, которое справедливо предлагает создать единый океан, реку коллективного прогресса человечества».


Значение его миссии

Раммохан Рой вначале был озабочен лишь поиском истины, но когда он нашёл её в подлинном индуизме, соединённом с унитарианским христианством, то открыл свой долг в служении ближним. Поэтому всю оставшуюся жизнь он посвятил социальным реформам. Но борьба за права женщин или за современное образование на европейский манер означала столкновение с «религиозными» взглядами многих традиционных индусов.


Это лишь ещё больше активизировало усилия Раммохана в проповедовании нового взгляда на истину. Таким образом, «Брахмо-самадж», основанный Роем, был группой людей, которые в равной степени были обеспокоены необходимостью духовных и материальных реформ индуистского образа жизни.


После смерти Раммохана его друзья из Калькутты, особенно Дварканат Тагор, Девендранат Тагор и другие самаджисты продолжили деятельность, которую он начал, показывая всем людям истинную основу религии - отцовство Бога и братство людей. Под руководством Кешаба Чандра Сена самаджисты принимали активное участие в социальных проектах, включая помощь голодающим и образование для женщин. В 1812 году был принят Закон о гражданских браках, ставший результатом стараний Сена и остальных.


Между тем на западе Индии Бомбей становился правительственным и деловым центром, где проживало множество джентльменов, для которых работы и пример Раммохана Роя стали призывом к действию. Там был создан аналог «Брахмо-самаджа», получивший название «Прартхана-самадж». В 1861 году Джастис Ранаде, один из основателей, помог также создать Ассоциацию вдов.


Уже в 1849 году попытки проведения кастовой реформы в Махараштре положили начало формированию Парамхамса-сабхи.


Произошли также изменения в масштабах и направлении западного влияния на Индию. В Англии, когда либералы пришли к власти в 1832 году, в центрах власти свободно выражались новые и продвинутые идеи относительно политики. В парламенте была озвучена обеспокоенность благосостоянием жителей колонии в Африке и на востоке, включая Индию. Миссионерские общины создавали школы и колледжи, чтобы донести послание Христа жителям Индии и принести им свет знаний. Идеалы, как «высшее благо для большего числа», витали в воздухе. Изменилось даже отношение Ост-индской компании. Аккуратно взаимодействуя, Компания начала нанимать членов миссионерских общин в качестве переводчиков, капелланов, неофициальных послов и советников.


Рост британского влияния по всей Индии привёл к последним потрясениям индийской феодальной системы - восстанию 1857 года.


Окончательное поражение князей создало новую ситуацию, в которой лишь те, кто понимал образ мысли Раммохана Роя, могли немедленно начать строить мосты между древними духовными идеями и западной логикой, наукой и общественными ценностями.


В это время мусульманский реформатор, сэр Сиед Ахмед Кхан, пытался подчинить исламский образ жизни влиянию либеральных и демократических традиций Запада. В 1875 году он основал колледж, который позже стал Алигархским мусульманским университетом.


Миссия Рамакришны (начатая Свами Вивеканандой в 1897 году), крестовый поход Ганди в 1920-х и 1930-х гг. для морального возрождения Индии, чтобы приспособить её к независимости, всё это было дальнейшими шагами по пути, проложенному Роем. Интерпретировать Восток Западу и Запад Востоку пытались и его великие преемники - Свами Вивекананда и Джавахарлал Неру.

© Powered by «Shivaloka»

  • Vkontakte - серый круг
  • Twitter
  • RSS - серый круг
  • Beatport - серый круг
  • =TV=
  • Instagram
  • Facebook - серый круг

индуизм, шиваизм, журнал