• SHIVALOKA

САНСКРИТ. КРАТКИЙ ОБЗОРНЫЙ ОЧЕРК.

Введение

Ни для кого не секрет, что основой, своеобразным фундаментом, на котором зиждется практически вся современная общечеловеческая культура, является ни что иное, как речь, и, соответственно, язык. Более того, именно способность к владению языком, является тем фактором, который обособляет homo sapiens от всего множества биологических видов, населяющих нашу планету, и благодаря которому, homo (человек), именуется «sapiens» (разумный), ибо язык есть ни что иное, как манифестация разума. История возникновения этого явления уходит своими корнями в такое глубокое прошлое, которое не представляется ясно обозримым для современной науки. На этот счёт существует великое множество гипотез и теорий как сугубо научно-академических, так и религиозно-мифологических. Первые пытаются представить возникновение языка как закономерное следствие эволюционного процесса, в то время как последние утверждают, что язык, как явление, имеет божественное происхождение, и изначально был ниспослан человеку свыше в качестве средства коммуникации с Всевышним. Однако и те и другие сходятся во мнении, что изначально существовал некий общечеловеческий протоязык, который с течением времени претерпел весьма серьёзные изменения и разделился на всё то множество различных языков и их диалектов, которое мы имеем возможность наблюдать в настоящее время. Наиболее известным мифом на эту тему является хорошо известная всем библейская история о строительстве вавилонской башни, в которой утверждается, что от начала времён все люди говорили на одном языке, и что его разделение явилось следствием моральной деградации человечества. Кто-то может воспринимать эту историю буквально - как реально имевший место быть эпизод, кто-то - как аллегорическую интерпретацию длительных исторических процессов, однако ни та, ни другая специфика восприятия не отменяет положения о существовании в глубокой древности некоего всеобщего первоязыка. Здесь возникает естественный и резонный вопрос: что же это был за язык? Над ответом на этот вопрос уже не одно столетие бьются филологи и лингвисты, однако подавляющее большинство исследователей сходятся во мнении, согласно которому тем пресловутым первоязыком был не такой уж далёкий предшественник существующего и поныне языка, именуемого санскритом.

История

В настоящее время на большей части территории Индии говорят на языках, произошедших от одного языка, принесённого в Индию завоевателями с северо-запада более трех тысяч лет назад.¹ Вторгшиеся народы назывались на их собственном языке «арйа»; это слово употреблялось и как прилагательное, означавшее «знатный; благородный; достойный». За ними в Азии остались родственные народы, постепенно занявшие все Иранское нагорье и обширные пространства Центральной Азии. Эти народы называли себя тем же самым именем, на языке "Авесты" «аирйа», и от родительного падежа множественного числа этого слова образовалось, в конце концов, современное название государства Иран. В соответствии с этим употреблением термин «арийский» употребляется теперь как общее название этих народов и их языков, наряду с этим широко применяется также термин «индоиранский». Чтобы отличить индийскую ветвь от иранской, был создан термин «индоарийский», который в применении к языку покрывает все языки и диалекты, произошедшие из этого источника с самых давних времён до наших дней. Для классической формы древнего арийского языка грамматисты употребляли название «санскрит», (обработанный; литературный; правильный; выверенный) в противоположность «пракрит» (необработанный; естественный), как языку необразованных масс, - того же индоарийского происхождения, но подвергавшемуся постоянным изменениям и эволюционировавшему. Однако, помимо этого, в термине «санскрит» также скрыт намёк на термин «санскара», означающий способы достижения грамматического, а позже также и стилистического изящества, благодаря которым необработанный языковой материал, «пракрит», доводится до формального совершенства. Как термин для различения индоарийских и неарийских языков употреблялось прилагательное «арйа» - в противоположность «млеччха» (варварский).

Ранней формой санскрита был так называемый ведийский язык (или ведийский санскрит), хотя, иногда ведийский язык считают отдельным самостоятельным языком и противопоставляют классическому санскриту. Ведийский язык - это язык, на котором были созданы древнейшие литературные произведения человечества, а именно четыре Веды: «Ригведа», «Яджурведа», «Самаведа» и «Атхарваведа». Время, в которое были сделаны первые записи этих текстов («Ригведы»), датируется примерно V веком до нашей эры. Ведийский язык соотносится с классическим санскритом примерно так же, как язык Гомера соотносится с классическим греческим. Его грамматика очень сложна и содержит множество форм, впоследствии вышедших из употребления. Важной его отличительной особенностью является музыкальное ударение, благодаря которому ведийский язык является очень звучным и достигает максимально яркой выразительности. Кроме того, помимо своей ранней формы – ведийского языка, санскрит прошёл в своём развитии еще три формы: эпический санскрит, классический санскрит и буддийский и джайнский гибридный санскрит. На эпическом санскрите были созданы знаменитые эпические поэмы «Махабхарата» и «Рамаяна», временем же их создания принято считать середину первого тысячелетия до нашей эры. От более поздней формы языка - классического санскрита он отличается простотой и архаичностью. Предполагается, что он широко использовался в бытовом общении. Классический же санскрит - это предельно унифицированный язык, язык, обработанный древними грамматистами, а, прежде всего знаменитым ученым Панини в его труде «Аштадхйаи» (Восьмикнижие). Нормы, зафиксированные Панини в «Аштадхйаи» в четвёртом веке до нашей эры, стали общеобязательными для использования, а штудирование и заучивание наизусть его фундаментального труда стало неотъемлемым компонентом традиционного изучения санскрита. Начиная с этого времени, изменения, характерные для обычных языков, почти полностью прекратились, и санскрит стал непрерывно развиваться, становясь все более богатым и совершенным в своих возможностях. На этом языке говорили и читали только представители высших каст, и он играл роль lingua franca для всей Индии. Классический санскрит довольно долгое время сосуществовал с различными среднеиндийскими разговорными диалектами – «пракритами», также развившимися из индоарийского языка, но, в отличие от классического санскрита, не подвергшихся столь тщательной обработке. Пракриты гораздо проще санскрита и по фонетической структуре, и по грамматике. К наиболее значимым пракритам относятся такие языки, как пали (язык буддистского Канона в форме, существующей на острове Шри-Ланка), магадхи (официальный язык государства Маурьев), шаурасени (был распространен в западной части современного индийского штата Уттар-Прадеш) и махараштри (был распространен в северо-западных областях Декана). Именно в это время санскрит стал именоваться собственно санскритом. Классический санскрит - это язык большинства памятников санскритоязычной литературы, созданных после четвёртого века нашей эры. Помимо всего прочего, выделяют также буддийский гибридный санскрит, возникший в результате санскритизации так называемых среднеиндийских языков - пали и пракритов, на которых проповедовали свои учения буддисты и джайны. Буддийский гибридный санскрит использовался исключительно для записи религиозных текстов. Санскритоязычная литература (включая все памятники на ведийском, эпическом, классическом и буддийском гибридном санскрите)- это самая обширная из всех известных литератур и одна из самых древних. Как пишет современный индолог Я. Гонда: «Сказать, что санскритская литература превосходит по объему литературы Греции и Рима, - это ошибка. Санскритская литература почти безгранична, то есть никто не знает её подлинных размеров и числа составляющих её сочинений». Любопытно также отметить, что объём нехудожественной санскритской литературы (философской, технической и т. п.) значительно превосходит, объём художественной. Санскрит, будучи языком высших классов индийского общества, использовался наряду с различными среднеиндийскими диалектами, в которых отражён более поздний этап языковой эволюции. Пракриты оказывали сильное и со временем всё возрастающее влияние на классический санскрит, в результате чего возникло нечто вроде «смешанного санскрита». При этом ведийский санскрит, будучи языком, в первую очередь, богослужебным и, в силу этого, тщательно охраняемый жрецами, практически не был подвержен влиянию пракритов. Интересно, что в ранних индийских драматических произведениях люди высшего сословия говорят на санскрите, а люди из низшего общества пользуются различными пракритами, наиболее часто шаурасени и магадхи. Это весьма яркий пример сосуществования двух и более языков. Так, лингвистический статус санскрита напоминает ситуацию с латынью в Средние века и в эпоху итальянского Возрождения.

Таким образом, в Индии перед нами проходит три тысячелетия непрерывной языковой истории, отраженной в литературных памятниках. В течение этого времени единый и иноземный по происхождению диалект распространился на большей части этой страны и, медленно развиваясь, дал в результате различные языки, на которых говорят теперь в Северной и Центральной Индии. За это время произошли громадные изменения, и языки, на которых говорят индийцы сегодня, сильно отличаются от древней речи вторгшихся некогда в Индию кочевых арийских племён. Однако сохранившаяся документация дает нам возможность детально проследить различные промежуточные стадии развития и увидеть, как путём едва заметных изменений из поколения в поколение первоначальный язык видоизменился в позднейшие языки, которые на первый взгляд едва ли можно отождествить. Самым ранним памятником лингвистической истории индо-арийского языка является «Ригведа», время первой записи отдельных частей которой, весьма предположительно датируется V в. до нашей эры. Язык, с которым мы встречаемся в «Ригведе», то есть ведийский санскрит, является источником, из которого развились все позднейшие индоевропейские языки.

Строго говоря, санскрит явился неким переходным звеном между всеобщим первоязыком и множеством современных языков индоевропейской семьи. Не будет преувеличением сказать, что на сегодняшний день именно тем народам и нациям, которые являются носителями языков этого языкового семейства, принадлежит главенствующая роль в формировании и развитии общечеловеческой истории и культуры. И факт этот невольно наводит на размышления о некой богоизбранности народов, говорящих на языках, уходящих своими корнями в санскрит, а через него в предшествующий ведийскому языку праязык. Языки индоевропейской семьи распространились по всему свету шире, чем языки какой-либо другой языковой семьи. Они образуют бóльшую часть культурных языков человечества. Не удивительно поэтому, что вопрос о первоначальной родине индоарийского праязыка является предметом многих догадок и предположений. Раньше было принято считать, что родина эта находилась в Центральной Азии и что оттуда последовательные волны миграции занесли отдельных представителей этой семьи в Европу. Однако сегодня большинство исследователей всё больше склоняются к мнению, что его первоначальная родина находилась вовсе не в Центральной Азии, а как раз где-то в Европе. Главный аргумент в пользу этого взгляда прост, но убедителен: именно в Европе мы встречаем наибольшее количество индоевропейских языков в их наибольшем разнообразии и притом с самых ранних засвидетельствованных времён. Уже в древнейший период мы находим, что, с одной стороны, огромные пространства Азии заняты индо-иранцами - единым членом этой семьи, тогда ещё мало дифференцированным,- а с другой стороны, в Европе на сравнительно небольшой территории сконцентрировано много языков, уже заметно отличающихся друг от друга. Из этого напрашивается вывод, что присутствие индоарийского в индоиранском ареале есть результат поздней колониальной экспансии, в то время как в Европе наличие с самой древней поры такого большого разнообразия языков указывает на присутствие там индоарийского уже в отдаленной древности. Более того, в самих ведийских текстах имеется ряд указаний (таких, как описание звёздного неба и пр.) на то, что действительной родиной ариев, а, соответственно, и их языка были гораздо более северные территории, нежели Центральная Азия.

Особенности


Санскритский алфавит (деванагари, матрика).

Теперь имеет смысл перейти непосредственно к описанию отличительных особенностей санскрита. Сразу же надо отметить, что санскрит обладает очень сложной грамматической структурой. Обратившись к соответствующей литературе, любой желающий может убедиться в этом. В санскрите насчитывается 8 падежей, 3 числа в именах, 6 глагольных времён, 6 наклонений, 3 залога, 2 главных спряжения и 10 глагольных классов плюс три производных спряжения. По выразительным способностям санскрит намного превосходит все современные языки. Так, то, что на английском или русском может выражаться несколькими словами, на санскрите может быть выражено одним-единственным словом. Этот замечательный язык одинаково пригоден для создания, как строго аналитических научных и философских текстов, так и художественной литературы. Во многом это обеспечивается разнообразием стилей в санскрите, которые в некоторых отношениях могут разниться более, нежели обычные близкородственные языки. Лексика санскрита также необычайно богата, особенно много синонимов. Например, на английском языке воду можно назвать только «water», и никак иначе. На санскрите же ее можно назвать «ап», «амбхас», «удака», «удан», «килала», «джала», «тойа», «дхарйа», «пайас», «вари», «салила», «хала», причём этот перечень далеко не полон. Но особенно большие синонимические ряды, включающие десятки слов, существуют для обозначения солнца, луны, огня, земли, птицы, царя, слона, коня, лотоса, закона. При этом наряду с простыми наименованиями предмета имеется множество описательных. В классическом санскрите описательные названия предпочитаются простым и прямолинейным, как более изысканные и позволяющие избежать повторений при назывании одного и того же предмета. Кроме того, отдельные слова поражают своей многозначностью. Во многом это проистекает из стремления к максимальной образности, к изысканности выражения. Отсюда вытекает частое использование слов в переносных значениях, иногда весьма причудливых; например, слово «го», означающее «бык; корова» может использоваться в значениях «земля», «речь», во множественном числе – «звезды», «лучи». Многозначность возрастает также из-за многочисленности литературных школ. В результате некоторые статьи в словаре, где выстроены в одном ряду значения, различающиеся степенью метафоричности или областью употребления, выглядят весьма неправдоподобно. Например, слово «тантра» может переводиться как «ткацкий станок», «основа ткани», «основа», «сущность», «порядок, правило», «государственное устройство», «учение, свод правил», «название класса религиозных текстов», «заклинание», «уловка; хитрость». Ещё одной особенностью санскрита является активное использование сложносоставных слов. Всего насчитывается четыре типа таких слов. В литературе на ведийском языке и на эпическом санскрите сложносоставные слова встречаются довольно часто, но обычно они состоят не более чем из двух или трёх членов. Поэты и драматурги гуптской эпохи, например, Калидаса (IV – V вв. н. э.), также проявляли некоторую умеренность в употреблении таких слов: максимум шесть элементов. Зато в более поздних текстах на классическом санскрите часто встречаются очень длинные сложные слова, включающие десятки простых и заменяющие собой целые предложения и абзацы. Перевод таких слов подобен разгадыванию ребусов. Например, в романе Субандху (VII в. н. э.) «Васавадатта», в описании берега океана использовано сложное слово, состоящее из двадцати одного простого. Там океанский берег описывается как место, где встречается «множество-львов-сверкающих-прекрасной-тяжелой-гривой-влажной-от-потоков-крови-из-лобных-бугров-диких-слонов-разодранными-многими-яростными-ударами-львиных-когтей-острых-как-зубцы-молний» (кулиша-шикхара-кхара-накхара-прачайа-прачанда-чапета-патита-матта-матанга-кумбха-стхала-рудхира-чхата-чхурита-чару-кешара-бхара-бхасура-кешара-бхара-бхасура-кешари-кадамбена). И подобный пример сложносоставного слова далеко не самый впечатляющий. В том же описании морского берега имеется сложное слово, состоящее из более, чем сотни простых. Отсюда и стремление к очень длинным предложениям, многие из которых занимают две, а то и три печатные страницы. Письменность, которая используется для записи санскритских текстов, тоже уникальна. В разные времена для записи санскрита применялись разные алфавиты, самым ранним, из которых был брахми. Но наиболее часто применяемым алфавитом был и остаётся до сих пор деванагари. Слово «деванагари» означает «[письменность, используемая] в городах богов». Здесь важно отметить, что термин «деванагари» относится скорее к шрифту, то есть к набору графем, нежели к последовательности фонем, каковая традиционно обозначается словом «матрика» (малая мать). Этот алфавит состоит из сорока восьми знаков: тринадцати для обозначения гласных и тридцати пяти для обозначения комбинации «согласный + краткий гласный а», при этом несколько таких знаков могут сливаться в один, образуя т. н. лигатуру. Многие лигатуры могут иметь несколько вариантов записи. Следует отметить, что алфавиты, используемые для записи санскрита, включая брахми и деванагари, единственные в мире, где порядок знаков не случаен, но основан на безупречной фонетической классификации звуков. Этим они выгодно отличаются от всех прочих алфавитов, несовершенных и хаотически построенных: древнегреческого, латинского, арабского, грузинского и др. Интересно также и то, что при записи санскритских текстов используется лишь два знака препинания – «|», обозначающий конец отдельной смысловой части предложения и являющийся приблизительным аналогом запятой, и «||», означающий конец предложения, подобно точке. Из приведённых особенностей языка ясно видно, с какими сложностями сталкивается человек, изучающий санскрит. С точки зрения социальной лингвистики санскрит обладает существенным недостатком, ибо он весьма избыточен для средних выразительных потребностей обычного индивида. Поэтому среднестатистический обыватель выучить этот язык попросту не в состоянии, ибо это требует чрезмерного напряжения рассудка, памяти и воображения, в силу чего представители низших каст индийского общества не допускались к его изучению. Но, тем не менее, санскрит издревле был предметом изучения учёных самых разных специализаций - от астрологов до архитекторов. Изучение и описание санскрита началось уже в глубокой древности в самой Индии. Интерес к самому языку был обусловлен в первую очередь заботой о правильном сохранении и понимании священных текстов, ибо считалось, что если не читать их с абсолютной точностью, то произнесение их не только не будет иметь требуемого магического эффекта, но принесёт только лишь вред. Древнейшим индийским трактатом по лингвистике из дошедших до нас, была работа Йаски «Нирукта» (V в. до н. э.), объяснявшая вышедшие из употребления слова из Вед. Однако наиболее выдающимся из древнеиндийских грамматистов был уже упоминавшийся выше Панини. Его сочинение «Аштадхйаи» содержит более четырёх тысяч грамматических правил, изложенных в очень краткой форме с использованием отдельных букв и слогов для обозначения падежей, времён, наклонений и др. Необычайная лаконичность изложения правил делает «Аштадхйаи» очень трудным для изучения, и поэтому более поздние индийские лингвистические труды стали комментарием к сочинению Панини. При этом в сфере языкознания индийцы достигли больших успехов, они на тысячи лет опередили Европу в изучении языка. В «Аштадхйаи» западные лингвисты с удивлением обнаружили описание звуков и грамматических форм санскрита, предвосхищающее западную структурную лингвистику XX века.

Мистика

Несмотря на всё многообразие и многотематичность санскритоязычной литературы, санскрит, в первую очередь, является языком священных книг. Древние индийцы считали его не одним из многих языков мира, пусть даже и лучшим из них, а единственно настоящим языком, на котором все вещи имеют свое правильное обозначение, божественным языком, а поэтому тот, кто изучает санскрит, по мнению индийцев, приближается к богам. Остальные языки считались тем же самым санскритом, только испорченным в большей или меньшей степени, точно также как и тот санскрит, который существует в нашем мире, считался некой рафинированной и значительно упрощённой формой санскрита, на котором говорят боги. По их мнению, древние арии, прародители современного человечества, были прямыми потомками богов и унаследовали от них их язык, который с течением времени в силу последовательной деградации людей претерпел значительные изменения в сторону упрощения. Именно этим ими объясняется тот факт, что более ранний ведийский язык был по своей структуре намного сложнее позднего эпического и классического санскрита. Согласно легенде, звуки санскрита произошли из звучания дамару, небольшого двустороннего барабана бога Шивы, когда тот танцевал танец тандава. Таким образом, постулируется божественное происхождение санскрита. Согласно знаменитому трактату выдающегося мистика-грамматиста своего времени Абхинавагупты «Паратришика-виварана», божественное сознание тождественно высшему Слову (Речи), и, следовательно, каждая буква или слово происходят из сознания и абсолютно от него неотделимы. Поэтому анализ языка не отделён от анализа сознания. Поскольку буквы, слова и пр. заключают в себе множество уровней смысла, язык в общем, следует воспринимать как целостную символическую систему. Санскрит, в силу своей многозначности, безусловно, в намного большей степени, нежели любой другой язык, предоставляет основу для разнообразных мистико-философских умопостроений относительно букв, слов и предложений. Бóльшая часть размышлений мистиков над сокровенным смыслом букв обычно сосредотачивается вокруг двух способов упорядочивания этих букв в санскритском алфавите. Об одном из них, называемом «матрика» уже упоминалось выше. В матрике буквы располагаются в обычном, классическом порядке, то есть, в начале следуют гласные, а затем согласные, объединённые согласно специфике их произнесения в пять групп: заднеязычную, палатальную, губную, церебральную и зубную. Другой способ именуется «малини» и заключается в том, что гласные и согласные смешиваются без соблюдения обычной последовательности.

Каждая буква санскритского алфавита соотносится с тем или иным типом энергии и считается его звуковой манифестацией. Так, звук «а» символизирует чит (сознание), «а» долгий - ананда (блаженство), «и» - иччха (волю), «и» долгий - ишана (владычество), «у» - унмеша (силу знания) и т. д. Гласные звуки собирательно называются «биджа» (семена) и соотносятся с Шивой, изначальным мужским принципом бытия, лежащим в основе всего проявленного: внешнего формирования, развития языка (алфавита) и раскрытия сознания, тогда как согласные именуются «йони» (лоно), и отождествляются с Шакти, или женским принципом. Тот факт, что произнесение согласного звука отдельно от гласного невозможно, является выражением того, что женский, то есть динамичный, порождающий и творящий принцип бытия побуждается к деятельности «оплодотворяющим» его статичным мужским принципом. Причём, важно, что звуки санскрита считаются не просто символическим выражением той или иной энергии, но реальными её носителями. Таким образом, правильно произнесённые, они способны пробуждать эти энергии как внутри человека, так и во внешнем пространстве. Этот принцип лежит в основе теории мантр. Древние мудрецы полагали, что при помощи правильного произнесения мантр, то есть особых фонетических формул возможно достижение любого, даже самого невероятного результата от исполнения тривиального сиюминутного желания до возвышения собственного сознания до божественного уровня. Именно поэтому практически все индуистские молитвенные и богослужебные тексты составлены на санскрите и на санскрите же должны исполняться. Чтение же перевода санскритского текста, на какой - либо другой язык будет иметь в лучшем случае силу обычной молитвы, эффективность которой зависит не столько от особенностей её фонетики, сколько от искренности самого молящегося. В этом состоит принципиальная разница между обычной молитвой и мантрой. Если первая действует за счёт ментальной энергии человека, её произносящего, то вторая сама по себе является носителем энергии, причём строго определённого типа. Собственно говоря, Веды являются ни чем иным, как сборником различных мантр, предназначенных для достижения тех или иных результатов. Есть свидетельства того, что древние ведийские жрецы при помощи безупречно произносимых ими мантр могли управлять погодой, материализовывать предметы, левитировать и телепортироваться. И хотя, мантра, будет действовать вне зависимости от того, осознаёт ли произносящий её подлинный смысл, всё же, в случае полного его понимания, её эффект будет во множество раз сильнее, ибо энергия мантры будет усилена собственной энергией индивида.

Графическое изображение слога "ом".

Пожалуй, самой известной из всех мантр является мистический слог «ом». Согласно преданию, этот звук явился той первовибрацией, из которой произошла вся Вселенная. Он не имеет прямого лексического значения, но при этом он, как утверждается, включает в себя все мыслимые и немыслимые значения. Звук «о» не является самосущим, ибо, согласно правилу санскритской фонетики, называемому «сандхи» (сочленение), он образуется в результате слияния звуков «а» и «у». Правило сандхи гласит, что если сразу за звуком «а» следует звук «у», то в таком случае два этих звука сливаются, образуя один звук «о». Так, например фраза «раджа увача» (царь сказал) после применения к ней этого правила будет читаться как «раджовача». Таким же образом слог «аум» превращается в «ом», то есть, по сути, «ом» состоит из трёх гласных звуков: «а», «у» и «м» (последний звук «м» в санскрите называется «анусвара». Он является назальным и считается гласным). Как уже говорилось выше, звук «а» является выражением сознания как энергетической субстанции, «у» - фонетической манифестацией силы знания, звук «м», или анусвара, есть проявление совершенного постижения Универсума, Абсолюта. Таким образом, правильное произнесение слога «ом», или, как его ещё называют, «тара-мантры» (спасающей мантры), должно пробуждать в сознании индивидуума совершенное знание Универсума, и полное осознание своей нераздельности с ним. Этот пример с мантрой «ом» ярко иллюстрирует то, насколько мистичен санскрит. Помимо «ом» в нём существует ещё, по меньшей мере, тысяча подобного рода слогов, не имеющих прямого лексического значения, но могущих при этом иметь множество мистических значений. Самые часто встречающиеся из них это слоги «хрим», «шрим», «хум», «бам», «гам», «пхат», «джхмрйум» и др. Они, так же как гласные звуки, называются «биджа» (семена), так как в них в потенциальной форме находится огромный объём знаний, подобно тому, как огромное дерево может быть заключено в маленьком семечке. К примеру, если взять огромное по объёму литературное произведение и выделить в нём самую основную главу, затем в этой главе самый основной абзац, в абзаце предложение, в предложении слово, а в слове слог, то этот слог и будет «биджа», в котором в сжатой форме будет заключено всё произведение. Говорится, что из всех четырёх Вед важнейшей является «Яджурведа», в ней важнейший гимн - «Рудрам», в «Рудрам» важнейшая анувака (глава) - восьмая, в ней важнейший стих - первый, в нём - главная мантра «намах шивайа», в этой мантре главные два слога - «ши» и «ва», из которых «ши» важнейший. Отсюда видно, что в одном слоге «шим» заключено знание всех четырёх Вед. Возможен и обратный процесс, то есть развёртывание скрытого в слоге знания. Но для его осуществления необходимо глубокое знание соотношения различных звуков с различными энергиями, равно как и безукоризненное произношение, сопряжённое с предельной концентрацией внимания на воспроизводимых звуках. Этот процесс носит название «мантра-йога».

Более того, древние индийские мистики и математики полагали, что санскрит сам по себе содержит уникальный числовой код, который можно использовать для истолкования скрытой сути событий и прогнозирования будущего. Считается, что нумерологический код санскрита, называемый «катапайадхи» позволяет знающим его оказывать влияние на природные явления и человеческие судьбы, а также обретать высшие знания и быстрее продвигаться по пути духовного совершенствования. Первые письменные исследования и упоминания об этом коде датируются примерно 400 г. н. э. Эти исследования опирались в первую очередь на расшифровку ведийских гимнов, которые сами по себе часто рассматриваются как первоначальный источник нумерологических соответствий. Ключ к разгадке этого кода, по мнению мистиков, заложен в таких древних текстах как Пураны, астрологические самхиты и тантры.

О мистике санскрита можно рассказывать бесконечно долго, и полное изложение этого материала выходит за тематические рамки данного краткого очерка. Желающих же ознакомиться с этой темой подробней мы отсылаем к уже упоминавшемуся здесь классическому сочинению Абхинавагупты «Паратришика-виварана».

Заключение

Сейчас санскрит иногда называют, подобно латыни, мертвым языком, но это неверно. До сих пор его изучение входит в систему традиционного индийского образования. Санскрит перечислен в Приложении 8 к Конституции Индии в качестве одного из 14 официальных языков. В Индии крупнейшими центрами санскритологии являются Пуна, Калькутта, Варанаси, Барода, Мадрас и Майсур. При этом всегда особо выделяются Пуна и Варанаси. Считается, что только в этих двух городах можно научиться говорить на санскрите. В основном санскрит используется как богослужебный язык, однако на нём также издаются газеты и журналы, а некоторые учёные ведут на нем переписку. Литературная Академия Индии регулярно присуждает премии за достижения в области санскритской литературы. На санскрит современные индийцы переводят даже иностранную литературу, включая Шекспира, Достоевского и Шолохова. Любопытно, что во времена английской колонизации Индии на санскрит была переведена Библия (весьма своеобразный, надо сказать, перевод). Санскритская лексика служит основным источником для обогащения словаря современных индийских языков, особенно в области создания терминов, обозначающих современные явления. Сохраняет свое значение санскрит и как разговорный язык, по данным всех последних официальных переписей, число лиц, использующих его в бытовом общении, составляет несколько сот человек, и при этом большая их часть - пандиты (учёные – богословы) из Варанаси и Митхилы. Во всем же мире санскрит привлекает все большее внимание и в научных кругах, и среди любителей-индологов, что связано с общим ростом интереса к традиционной индийской культуре. Свидетельством этого стала десятая международная конференция по санскриту, прошедшая 3-9 января 1997 года в городе Бангалор и собравшая несколько сот делегатов из разных стран мира. На этой конференции была принята резолюция с предложением объявить 2000 год годом санскрита. На ней также, помимо всего прочего, обсуждались и проблемы компьютеризации санскрита. Так что санскрит, хотя и древний, остается вечно живым языком и не теряет своего значения и в наше время.



СНОСКИ:


1. Так называемая "теория арийского вторжения" долгое время была доминирующей в западном научном мире и практически имела статус не обсуждаемого догмата. Однако сегодня она всё чаще подвергается аргументированной и убедительной критике в основном со стороны индийских учёных, выдвинувших в противовес ей "теорию исхода", согласно которой носители санскритского языка (или его прямого предшественника) не вторгались на территорию совр. Индии извне, а напротив вышли оттуда и впоследствии расселились по всему миру - от обеих Америк на западе до Японии на востоке.

Просмотров: 11

© Powered by «Shivaloka»

  • Vkontakte - серый круг
  • Twitter
  • RSS - серый круг
  • Beatport - серый круг
  • =TV=
  • Instagram
  • Facebook - серый круг

индуизм, шиваизм, журнал